Факты оккупации в цифрах
Нагорный Карабах: 1988-1992 годы, территория 4400 кв.км; Шуша: 08 мая 1992 года, территория 289 кв.км; Лачин: 18 мая 1992 года, территория 1840 кв.км; Кельбаджар: 02 апреля 1993 года, территория 1936 кв.км; Агдам: 23 июля 1993 года, территория 1150 кв.км; Физули: 23 августа 1993 года, территория 1390 кв.км; Джабраил: 23 августа 1993 года, территория 1050 кв.км; Губадлы: 31 августа 1993 года, территория 802 кв.км; Зангилан: 29 октября 1993 года, территория 707 кв.км.

Архитектура Иревана

Архитектура Иревана

Иреванская крепость 

На исторической территории Азербайджана, ныне называемой Республикой Армения, находилось множество крепостей, городов-крепостей, военно-фортификационных объектов. В литературе, относящейся к периодам средних веков и российского завоевания, даются сведения о существовавших на территории нынешней Армении и имевших военно-фортификационный характер крепостях: Иреванской крепости, крепости Кечи-гала, Сардарабадской крепости, Талынской крепости, Гюмринской крепости и Шораельской крепости. Среди этих крепостей самой величественной и в настоящее время часто упоминаемой в исследованиях является Иреванская крепость. Все выше­перечисленные крепости после завоевания Россией Иреванского ханства были постепенно разрушены и стерты с лица земли.

Первые письменные сведения об Иреванской крепости относятся ко времени правления Сефевидов. В 1502 году войска правителя Сефевидского государства Шах Исмаила, одержав победу над эмирами Гара-гоюнлу, захватили город Иреван. Известный турецкий путешественник и географ Эвлия Челеби, совершивший путешествие по Южному Кавказу в 40-х годах XVII века, писал, что в 915 году по хиджре (1509-1510) Шах Исмаил поручил своему визирю Ревангулу хану строительство крепости, а тот, в свою очередь, построив крепость в течение 7 лет, назвал ее «Реван».

Иреванская крепость и при Сефевидах, и при Надир шахе, и при Каджарах, и в период правления Османов, являлась резиденцией иреванских правителей, беглярбеков и ханов. Во время войн между Сефевидами и Османами Иреванская крепость 14 раз переходила из рук в руки.

После Чалдыранского сражения, которое произошло в 1514 году между войсками Сефевидского правителя Шаха Исмаила и Османского правителя султана Селима, Иреванская крепость перешла к туркам и в течение 7 лет оставалась под властью Османов. После смерти султана Селима в 1521 году, Шах Исмаил отвоевал Иреван у турков. В 1534 году Иреван вновь переходит к туркам, а в 1551 году во время правления Шаха Тахмасиба сефевидские войска вновь освобождают город. В 1554 году, во время похода султана Сулеймана в Южный Азербайджан, Иреванская крепость вновь была захвачена турками. Турецкий историк Ибрагим Печеви пишет, что 19 июля 1554 года по христианскому календарю турецкие войска вошли в город Реван, который в полном понимании этого слова был душой Иранской страны. Здесь были сожжены и сравнены с землей прекрасные дворцы ханов и султанов, их парки и сады, и особенно великолепный парк, известный под названием Баг-и Султанийе.

Согласно мирному договору, подписанному в 1555 году между османами и сефевидами, Иреван снова переходит под власть Сефевидов. В 1579 году, во время правления иреванского хана Тохмаг хана (его настоящее имя Мухаммед хан), османские войска под командованием главнокомандующего османскими войсками Лала Мустафы паши начали наступление на Иреванскую крепость. Захватив крепость, они не оставили от нее и камня на камне, все построения внутри крепости были сравнены с землей. В дальнейшем, согласно договору, подписанному между двумя государствами, турецкие войска покинули Иреванскую провинцию, а Тохмаг хан, в короткий срок устранив все разрушения, вновь превратил Иреван в цветущий край. В 1583 году, во время правления султана Мурад хана III, командующий турецкими войсками Фархад паша начал наступление на Иреванскую крепость и без боя захватил ее. После захвата крепости Фархад паша начал строительство оборонительных сооружений, заново отстроил Иреванскую крепость, еще больше расширив ее. Э. Челеби пишет, что 150 тысяч османских воинов трудились в полную силу и за 45 дней завершили строительство крепости на берегу реки Занги, а еще за 40 дней заполнили ее припасами и воинским снаряжением.Впоследствии Иреванская крепость вновь и вновь переходила из рук в руки, но крепостные стены, построенные Фархад пашой, выстояли перед всеми атаками.

В 1604 году, после 8-месячной осады, войска Шаха Аббаса I отвоевали у турков Иреванскую крепость. В августе 1635 года войска султана Мурада IV, после 9-дневной осады, захватили Иреванскую крепость. В результате артиллерийских ударов крепостные стены, крепостные башни, оборонительные сооружения подверглись серьезным раз­рушениям, а дворец иреванского хана Тахмасибгулу хана был сравнен с землей. Тахмасибгулу хан был взят в заложники и отправлен в Стамбул. В крепости разместился 15-тысячный турецкий гарнизон. Согласно Гасри-Ширинскому договору, подписанному в 1639 году между Сефевидским и Османским государствами, граница между двумя государствами установилась по западной части реки Арпачай, тем самым на протяжении почти 80 лет обстановка в регионе стабилизировалась.

В 1655 году французский путешественник Жан Тавернье посетил Иреван. В своей книге, написанной по путевым заметкам, Тавернье описал город Иреван и его крепость, а также поместил в свою книгу план города. По словам Тавернье, Иреванская крепость была возведена на холме у берега реки Занги, имела 5 башен и была обнесена крепкой защитной стеной. В крепости были только одни ворота, открывающиеся к северу. Тавернье отмечал что, жители крепости состояли из мусульман.

Французский путешественник и коллекционер Жан Шарден, посетивший Иреван в 1673 году, так описал Иреванскую крепость: «Крепость больше, чем небольшой город. Она овальной формы, окружность ее составляет четыре тысячи шагов и в ней находится примерно восемьсот домов. Там проживают только чистокровные сефевиды… На оборону крепости было выделено три тысячи воинов. Дворец правителя внутри крепости… В северной части крепости, на холме, находилась небольшая крепость. Расстояние между ними составляет где-то тысячу шагов. Она укреплена двойными стенами и артиллерией. Там могут разместиться двести человек. Ее называют Кечи-гала.»

Иреванская крепость являлась одним из 4-х кварталов города. Между крепостью и другими кварталами (Шехер (или Старый город), Тепебашы и Демирбулаг) находилась Базарная площадь.

В 1723 году османские войска захватили Тифлис, а годом позже, за счет больших потерь, захватили и Иреван. Командующий турецкими войсками Раджаб паша еще больше укрепил крепостные стены Иреванской крепости, а также построил мечеть внутри крепости.

Примерно 11 годами позже Надир шах Афшар освободил Иреванскую крепость от османов. После убийства Надир шаха Иреванское ханство приобретает независимость. Несмотря на разногласия и распри между ханствами, Иреванскому ханству удалось сохранить свою независимость.

В начале XIX века Россия с целью укрепления на Южном Кавказе начала военные действия. После завоевания в январе 1804 года Гянджинского ханства, очередной целью русских войск стало завоевание Иреванского ханства. 

В 1807 году иреванский хан Гусейнгулу-хан Каджар, для укрепления Иреванской крепости, воспользовался услугами французских инженеров. В Иреванской крепости были построены заводы по отливу пушек и по производству пороха, набраны дополнительные войсковые части, стены крепости были укреплены.

25 сентября 1808 году начался второй поход русских войск на Иреванское ханство. 27 сентября, захватив монастырь Учкилсе (Эчмиадзин), русские войска разбили лагерь в окрестностях Иревана. Но и на этот раз русским войскам не удалось захватить Иреванскую крепость. Наконец, 15 сентября 1827 года русские войска после длительной осады захватили Сардарабадскую крепость. После этого все силы русских войск под командованием Ивана Паскевича были направлены на взятие Иреванской крепости.

1 октября 1827 года русские войска сперва захватили юго-западную крепостную башню, а затем, сломав северные ворота (Ширванские ворота), вошли в город. После завоевания крепости генерал-адъютант И. Ф. Паскевич в рапорте Николаю I писал, что флаг императора уже развевается над Иреванской крепостью, ключи от этой прославленной крепости у него, а весь гарнизон взят в плен. В качестве трофеев были взяты 37 орудий, 2 гаубицы, 9 мортир (артиллерийское орудие с коротким стволом), до 50 фальконетов (артиллерийское орудие калибра 1 – 3 фунтов). В результате войн, которые на протяжении 23 лет, с перерывами, вели русские войска, Иреванская крепость, называвшаяся «неприступной крепостью», была завоевана. И это привело к тому, что все ханства Северного Азербайджана подпали под протекторат России. В завоевании Иреванской крепости армянское вероломство и предательство вновь сыграли важную роль. Армяне, хорошо знавшие регион, были проводниками русских войск, они также указывали им уязвимые места при обороне крепости, занимались шпионажем.

За взятие Иреванской крепости Паскевич получил титул графа Эриванского и был награжден орденом Святого Георгия II-й степени. Высоких наград удостоились и другие генералы. Впоследствии была учреждена особая медаль «За взятие Эривани». По повелению императора Николая I, за заслуги при взятии Иреванского ханства, архи­епископ Нерсес был награжден орденом Святого Александра Невского.

Император Николай I, будучи в Риге, получил донесение о взятии Иреванской крепости. Ему был преподнесен меч Гасан-хана, который император, в память о его пребывании в Риге, пожаловал городской ратуше. (В настоящее время этот меч хранится в «Оружейной палате» Кремля.) По возвращении в Петербург, 8 ноября 1827 г., император с семьей присутствовали на благодарственном молебне по случаю взятия Иреванской крепости, в церкви Зимнего дворца. Ключи от Иреванской крепости и 4 знамени, взятые в качестве трофеев, в торжественной процессии возились по улицам города при радостных восклицаниях народа.

После завоевания Иреванской крепости, на следующий же день с купола мечети, которая была построена османским полководцем Раджаб пашой в 1725 году, были сняты полумесяц со звездой, на их место водрузив крест, а на минарет повесив колокол, превратили мечеть в православную церковь. Крепостная Сардарская мечеть была превращена в арсенал русских войск, а гарем хана – в госпиталь. 

В своей картине «Взятие Еревана» художник, академик В. Мошков, который наблюдал за штурмом Иревана русскими войсками, описал артиллерийскую атаку войск северо-западной стороны крепости. В настоящее время эта картина находится в Музее истории города Иревана. Другой русский художник, баталист и академик Франц Рубо изобразил сцену взятия Иреванской крепости. Это произведение в настоящее время находится в музее истории Армении.

Согласно проведенным расчетам, исходя из масштаба чертежа, составленного после захвата Иреванской крепости русскими войсками, выясняется, что крепость имела почти квадратную форму – длина ее составляла 850 м, ширина 790 м, и размещалась она на территории площадью в 7 га. Высота двойных стен крепости достигала 10,5-12 м. Одинарная стена крепости проходила по скалам, омываемым водами реки Занги. Крепость имела трое ворот: Тебризские врата с южной стороны, Ширванские (или Мейданские) врата с северной стороны и врата Керпю. В 1679 году через реку Занги был построен мост, названный Гырмызы керпю (Красный мост), связавший между собой Мейданские врата со Старым городом.

После завоевания Россией Иреванская крепость была объявлена государственной собственностью. В начале 30-х годов XIX века, в более чем, 120 сооружениях Иреванской крепости размещались государственные учреждения и организации различного назначения. В 50-е годы внутри крепости производились различные застройки и восстановительные работы. В крепости находились войсковые части и несколько десятков разных видов пушек. До 12 марта 1864 года Иреванская крепость сохраняла статус фортификационной крепости. После того, как крепость официально была ликвидирована, окрестные жители постепенно снесли ее оборонительные сооружения: стены, башни. В 1880-х годах исчезли одно за другим многие здания, оборонительные сооружения крепости.

В 1865 году купец Нерсес Таирян, выкупив часть территории Иреванской крепости, пос­троил там винодельческий завод (ныне коньячный завод).

После того, как на территории Армении была установлена советская власть, в 1924 году был утвержден генеральный план города. Как подтверждают многие исследователи, основной целью генерального плана,  разработанного под руководством Александра Таманяна, было полное уничтожение азербайджанских историко-архитектурных памятников. В 1936 году был разработан новый генеральный план и в результате его осуществления внутри крепости были построены современные высотные дома. На фотографиях, относящихся к периоду Второй мировой войны, видны, некоторые сох­ранив­шиеся части стен Иреванской крепости. Однако, впоследствии крепостные стены были полностью разрушены и от них, в настоящее время, не осталось и следа.

Ровесники комплекса Ханского дворца в Иреване – крепостные стены Ичеришехера и находящийся внутри них комплекс дворца Ширваншахов в Баку, а также крепостные стены, окружающие Ханский дворец в Шеки существуют и по сей день, и доносят до нас отголоски прошлого. В Иреване же не осталось ни единого средневекового исторического памятника, который бы доносил отголоски своего прошлого. То, что в Иреване не осталось ни одного исторического памятника возрастом более 200 лет, является результатом уничтожения азербайджанских историко-архитектурных памятников. В нас­то­ящее время в музее истории города Иревана демонстрируется, созданный современ­ными армянскими архитекторами макет Иреванской крепости. Как видно из макета, не все построения, находящиеся в крепости, нашли в нем свое отражение. В этом музее также хранится ключ, представленный как ключ от Иреванской крепости, которым русские зав­ладели после завоевания крепости.

В последние годы руководителей Армении осенила мысль осуществления нового проекта под названием «Иреванская крепость». В этом вопросе армянские официальные лица преследуют три основные цели. Первая – появляется возможность показать зарубежным гостям маленькую частичку «старого Иревана», вторая – у армян появляется шанс продемонстрировать свою толерантность к восточной культуре и мусульманскому наследию и третья – извлечь огромную прибыль из «Сардарского дворца», торговых объектов, рынков, караван-сараев, восточных бань и т.д., которые предусматривается построить в «Иреванской крепости», в архитектурном стиле XVII-XVIII веков. Проект предполагается осуществить в окрестности города – на территории массива, ныне называемого армянами Норагюх, а в прошлом, Йеникенд, площадью 184 га. Стоимость первоначальной сметы 6-7 миллиардов долларов. В январе 2010 года во время визита бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова в Иреван армянские официальные лица получили согласие мэра и его деловых партнеров на финансирование проекта «Иреванская крепость». Однако, после отстранения Ю. Лужкова от должности мэра Москвы, осуществление проекта «Иреванская крепость» было отложено до тех пор, пока не найдется новый спонсор.

 Ханский дворец

Самым примечательным образцом гражданского зодчества города Иреван являлся находящийся в Иреванской крепости Ханский дворец или дворец Сардара. В периоды правления Сефевидов, Надир шаха, а также Каджаров, резиденция правителей, бегляр­беков и ханов Иревана, располагалась в Иреванской крепости. В 1578 году на пра­вом берегу реки Занги напротив Иреванской крепости беглярбек Иревана Тохмак-хан разбил сад, а внутри крепости построил новый ханский дворец. В 40-х годах XVII века посетивший Южный Кавказ известный турецкий путешественник Эвлия Челеби писал, что в 1583 году, в период правления султана Мурад-хана III, командующий турецкими войсками Фархад-паша разрушил, не оставив и камня на камне, Иреванскую крепость и обитель рая – дворец Токмак-хана. Затем, в течение 45-и дней восстановив крепость, заполнил ее припасами и воинским снаряжением.

Впоследствии провинция Иреван вновь перешла под правление Сефевидов. В период правления иреванского правителя Амиргуне хана Каджара (1604-1625) крепость и Ханский дворец были еще более укреплены. Иреванская крепость и в том числе Ханский дворец, полностью разрушенные  во время землетрясения 1679 года, были заново отстроены Зал ханом (1679-1688). 

В период нахождения Иреванской провинции в составе Османской империи Раджаб паша (1725-1728) провел значительные работы по строительству и благоустройству дворцового комплекса Иреванской крепости. В период правления Гусейнали хана Каджара (1759-1783) был построен новый Ханский дворец. Период правления Гусейнали хана и его сына Мухаммед хана (1784-1805) считается периодом процветания города и крепости Иреван.

Для строительства новой резиденции Гусейнали хан приглашает в Иреван, известного зодчего того времени, Мирза Джафара Хойлу. Ханский дворец, заново перестроенный  под руководством Мирза Джафара Хойлу, просуществовал в Иреванской крепости до начала XX века. В 1791 году по поручению сына Гусейнали хана Мухаммед хана Каджара к дворцовому комплексу был пристроен Зеркальный зал и Летняя резиденция в Сардарском саду. Таким образом, это величественное строение, с архитектурной точки зрения, являлось монументальным дворцовым комплексом. В 1810 году, в период правления Гусейнгулу хана, дворцовый комплекс был основательно отремонтирован, а также дополнен рядом построек.

Часть чертежей Иреванской крепости и Ханского дворца, начерченных после завоевания Россией Иреванского ханства, хранятся в настоящее время в музее истории города Иреван. Судя по масштабу чертежа Сардарского дворца, превосходно составленного в 1837 году, дворец занимал территорию площадью в 1 гектар. Он находился в северо-западной части крепостного комплекса и из крепости во дворец имелся вход.

Здание двухэтажного дворца, имевшее форму трапеции (размеры 36x35x31x25 м), предусматривалось для проведения официальных мероприятий. Для торжественного приветствия шаха посередине дворца была сооружена веранда, в конце которой находились отделенные друг от друга спальные места – ниши, которые выходили на реку Занги и были украшены цветными стеклами (шебеке). В Зеркальном зале Ханского дворца, перед нишей хана был возведен звездчатый бассейн из оникса – камня, обладающего лечебными свойствами. Бассейн с маленьким фонтаном посередине нашел свое отражение в картине «Зеркальный зал» русского художника Г. Гагарина. В настоящее время этот бассейн хранится в музее истории города Иреван.

Ханский дворец и гарем прилегали друг к другу и имели длинный фасад, тем самым они представляли собой единую архитектурную композицию. Гарем был соединен с дворцом посредством небольшого коридора. Длина гарема, имевшего квадратную форму, достигала 200 футов (1 фут = 0,3048 м), а ширина 125 футов: он был разбит на множество комнат и коридоров. После завоевания Иревана в 1827 году ханский гарем был переоборудован в госпиталь. Великолепием отличалась баня сардарского гарема, облицованная мрамором, с мозаичным орнаментом. Кроме самой бани здесь находился просторный бассейн для летних купаний, длина которого  была 15 саженей (1 сажень = 2,1336 м), ширина – 4 сажени, глубина – 3 аршина (1 аршин = 71, 12 см). Баня и бассейн существовали до 1830 года, но в связи с «перестройкой» крепости были снесены вместе с другими зданиями.

По мнению экспертов, Ханский дворец в Иреване по своей архитектурной форме, размеру, планировочной структуре, решению внутреннего объема и художественному офор­млению считается шедевром восточного зодчества. Ханский дворец вобрал в себя характерные черты дворцовых комплексов «Хешт бехишт» («Восемь раев», т.е. 8-ми ярусный рай), построенных в 1483 году правителем Аг-гоюнлу Султан Ягубом в Тебризе и в 1669 году Шахом Сулейманом Сефеви в Исфахане. Еще одной интересной особенностью является то, что и с точки зрения выбора рельефа, и с точки зрения архи­тектурного решения строений, дворцы ханов Хоя, Иревана и Шеки словно повторяют друг друга. Это дает основание полагать, что каждый из трех дворцов был возведен или заново построен в стиле архитектурной школы известного зодчего того времени Мирза Джафара Хойлу. Имеются сведения, что Иреванский хан Гусейнали хан, намереваясь построить новый дворец, обратился к своему родственнику хану Хоя Ахмед хану (1763-1786). Ахмед хан был женат на дочери Гусейнали хана. В 1783 году Гусейнали хан скончался и на престол взошел его сын Гуламали хан. После убийства в 1784 году Гуламали хана Иреванским ханом стал  его младший брат Мухаммед хан. Ахмед хан, чтобы еще больше усилить свое влияние на иреванского хана, в 1785 году выдал свою 30-летнюю дочь за 12-летнего Мухаммед хана. 

Известный русский писатель и дипломат Александр Сергеевич Грибоедов, в качестве секретаря представительства России в Иране, в феврале 1819 года посетил дворец иреванского хана.  Сардар Гусейнгулу хан, которого Грибоедов считал в этом краю (т.е. в Иреванском ханстве – Н.М) первым после Аллаха и третьим человеком, по своему влиянию, в Каджарском государстве, по существующим традициям, устроил прием в честь гостей. Грибоедову и в голову не могло прийти, что вскоре после падения Иреванской крепости в октябре 1827 года, именно в том же Зеркальном зале русские офицеры при его же участии поставят спектакль по его знаменитому произведению  «Горе от ума». Грибоедов подробно описал Зеркальный зал, в котором Гусейнгулу хан принимал гостей.

После завоевания Россией Иреванское ханство было в центре внимания некоторых исследователей из Европы и России. В 1833 году французский путешественник, геолог и художник Фредерик Дюбуа де Монперэ совершил путешествие на Кавказ, а в 1839-1843 гг. вышел в свет его 6-томный труд «Путешествие вокруг Кавказа». Автор приложил к своему сочинению, состоящему из пяти частей, атласы, содержавшие несколько серий карт, планов и зарисовок. Художник и гравировщик Николя Эркюль изготовил гравюры на основе рисунков Фредерика Монперэ. В третьей части этих атласов нашли отражение интерьер Зеркального зала Сардарского дворца, картины и узоры на стенах Зеркального дворца, рисунок гарема сардара Гусейн хана, сделанный с внутреннего двора.

Немецкий путешественник Август фон Гакстгаузен, посетивший Иреванскую крепость 27 августа 1843 года, также подробно описал Ханский дворец Иревана.

В октябре 1880 года известный российский археолог графиня Прасковья Александровна Уварова, посетив Иреванскую крепость, описала состояние разрушенного Ханского двор­ца. Армянский исследователь Ерванд Шахазиз в своей книге «Древний Иреван», изданной в Иреване в 1931 году, приводит цитату из первого тома книги «Кавказ. Путевые заметки» (Москва, 1887 г.), посвященной результатам экспедиции П. Уваровой на Кавказ: «Внутри крепостных стен и башен располагался Сардарский дворец (т.е. комплекс Ханского дворца – Н. М), который состоял из подземного перехода через реку Занги, дворов с фонтанами, бань, гаремов и двух мечетей. Только приемный зал (т.е. Зеркальный зал – Н. М) Сардарского дворца, который полностью был украшен в восточном стиле узорами, зеркалами и картинами и словно походил на украшенную чайную коробку, остался в сохранности.

Описания свидетелей внутреннего оформления Ханского дворца в Иреване, картины русского художника академика Владимира Мошкова, этнографа и художника князя Григория Гагарина, французского путешественника и художника Дюбуа де Монперэ, а также фотографии, сделанные фотографом Дмитрием Ермаковым и английским путе­шествен­ником Генри Линчем, дают нам возможность высказать мнение о худо­жест­вен­ном оформлении дворца, содержании настенных рисунков, форме и стилю, профес­сио­наль­ном мастерстве и эстетических особенностях.

Согласно искусствоведу Н. Миклашевской, Сардарский дворец был разрушен в 1914 году, а портреты (размером 2 x 1 м), написанные Мирза Гадимом Иревани на стенах дворца во второй половине XIX века, были сорваны со стен и сданы в Военно-исторический музей в Тифлисе. После установления советской власти в Грузии эти портреты были переданы в Государственный музей Грузинской ССР, а затем в Музей искусств Грузии.

Фотографии, сделанные фотографом Д. Ермаковым в 80-х годах XIX века, охватили все детали Ханского дворца в Иреване и в настоящее время хранятся в коллекции Д. Ермакова в Государственном музее Грузии. 

Среди изображений, относящихся к старому Иревану, имеются фотографии Иреванской крепости и Ханского дворца 1916 года. Видимо, авторы, писавшие о том, что в 1918 году Ханский дворец был стерт с лица земли, были совершенно правы. В 1918 году на территории Иреванской губернии было создано армяно-дашнакское правительство, и в том же году был учинен геноцид против азербайджанского населения, и именно в этот период многие историко-архитектурные памятники азербайджанцев в городе Иреван, были стерты с лица земли. Несмотря на то, что Ханский дворец был стерт с лица земли армян­скими вандалами, сведения, дошедшие до наших дней, архивные документы, картины, фотографии дают нам возможность создать полную картину комплекса этого дворца.

Одним из историко-культурных памятников построенных в стиле Ханского дворца в Иреване, был и дом Панах хана Макинского. Жилой комплекс Панах хана, сына Сулейман хана, депутата Иреванской Городской думы, коллежского советника, находился на площади, носящей его имя, по адресу ул. Налбандяна, 19 (бывшая ул. Тер-Гукасовская). В состав комплекса входили: двухэтажный дом хана, кухня, кладовая, одноэтажное строение для служб, людская и конюшня. Хотя дом Панах хана в Иреване и был внесен в список памятников архитектуры, охраняемых государством, его постигла та же участь, что и другие азербайджанские историко-культурные памятники: он был разрушен и стерт с лица земли.

Ровесники комплекса Ханского дворца в Иреване – комплекс дворца Ширваншахов в Баку и Ханского дворца в Шеки существуют и по сей день, и доносят до нас отголоски прошлого. В Иреване же не осталось ни единого исторического памятника, который свидетельствовал бы о своем прошлом. Официальные лица в Иреване не могут сегодня продемонстрировать прибывшим гостям и исследователям ни одного исторического памятника возрастом более 200 лет на «древней армянской земле» и в ее «древней столице». Армяне, уничтожившие следы созданных веками азербайджанских историко-архи­тектурных памятников, сейчас с целью налаживания бизнеса, подготовили проект «Иреванская крепость». Проект, который предусматривает строительство в окрестности города – на территории массива, ныне называемого армянами Норагюх, а в прошлом – Тезекенд,  площадью 184 га. Стоимость первоначальной сметы 6-7 миллиардов долларов. В этом проекте наряду с торговыми объектами, караван-сараями, восточными банями, предусматривается также строительство мини «Сардарского дворца». Этот проект не будет иметь ценности  с историко-архитектурной точки зрения, поскольку комплекс дворца иреванских ханов, считавшийся редкостной жемчужиной восточного зодчества, в результате разрушительных действий армян вот уже сто лет, как превратился в истории­ческую память.

Мечети

Одним из признаков существования того или иного народа на определенной территории является наличие присущих религии этого народа религиозных храмов. Начиная с VII века, на территории Иреванского ханства, относящейся в настоящее время к Армении, вследствие распространения исламской религии, существовали сотни мечетей и других религиозных мест поклонения. Каждая мечеть, находящаяся на территории Иреванского ханства, в том числе и в городе Иреван, являлась прекрасным творением азербайджанского зодчества. Несколько редких образцов азербайджанского кирпичного зод­чества были созданы именно в городе Иреван.

Несмотря на то, что в старом Иреване, где исламские ценности были нормой жизни, существовали десятки мечетей, в результате непрерывных войн и частых землетрясений многие из них были полностью стерты с лица земли. Получить сведения о мечетях Иревана можно из сочинений и описаний путешественников, посетивших в разные времена город, а также из произведений авторов, написавших о городе Иреван после завоевания его Россией.

В 1510 году по приказу Шах Исмаила его полководец Ревангулу хан, возведя Иреванскую крепость, построил в ней мечеть. Эта мечеть, названная «Шах Исмаил», впоследствии была полностью разрушена землетрясением и стерта с лица земли.

В 1583 году после завоевания Иревана османскими войсками под командованием полко­водца Фархада-паши, одновременно с возведением оваловидных внутренних и внешних стен крепости, также была построена мечеть.

В 1673 году известный французский путешественник Жан Шарден побывал в Иреване и дал сведения о построенной из кирпича мечети, расположенной напротив городского базара и на то время находящейся в разрушенном состоянии. Ж. Шарден сообщал, что эта мечеть была названа в честь ее основателя, Див Султана (имеется в виду Див Султан Румлу, в 1515 г. являвшийся беглярбеком Иревана).

В 1833 году французский геолог, археолог и натуралист Фредерик Дюбуа де Монперэ совершил путешествие на Кавказ и в Крым. Результатом этого путешествия стал изданный в Париже в 1839-1843 гг. шеститомный труд «Путешествие вокруг Кавказа», в котором автор подробно описал Иреванскую крепость и Гёй-мечеть.

Мечеть «Сардар»

В трудах путешественников и исследователей нередко упоминались расположенные в Иреванской крепости, около Сардарского дворца, мечети: «Сардар», «Аббас-Мирза» и «Шах Аббас». Изучениеофициальных документов и исследований последних лет указывают на то, что несмотря на упоминание в источниках разных названий, речь идет об одном и том же редком архитектурном памятнике того времени – мечети «Сардар», которая в разное время называлась по-разному. В некоторых документах, относящихся к периоду завоевания Иреванской крепости Россией, эта мечеть упоминалась как мечеть Аббас-Мирзы. По-видимому, то, что в начале XIX века наследный принц Аббас-Мирза перестроил эту мечеть, и послужило причиной того, что мечеть стала называться его именем. Немецкий исследователь Август Гагстгаузен, в 1843 году посетивший город Иреван, сообщал, что одна из крепостных мечетей была превращена в греко-русскую церковь (мечеть Раджаб паши), а другая – мечеть «Сардар» – в арсенал. 

Известный российский археолог, графиня Прасковья Уварова, в 1880 году посетила город Иреван, и с болью в сердце описала разрушение созданных на протяжении веков историко-архитектурных памятников. Армянский автор Ерванд Шахазиз в своей книге «Древний Иреван», изданной им в Иреване в 1931 году, привел цитату П. Уваровой о том, что мечеть «Сардар», расположенная недалеко от Ханского дворца, изображена на картине, вышедшей из-под кисти Верещагина. Е. Шахазиз, ссылаясь на П. Уварову, пишет, что главный купол мечети «Сардар», а также другие многочисленные купола, наружные стены, внутренние стены и колонны были украшены цветными глазирован­ными кирпичами и великолепными орнаментами.

В 1928 году азербайджанский археолог и эпиграфист Иса Азимбеков совершил экспе­ди­цию в Иреван. По итогам экспедиции И. Азимбеков написал статью «Мусульманские над­писи Тифлиса, Иревана и Нахчыванской ССР», в которой автор сообщает, что нахо­дящаяся в Крепости недалеко от дворца Сардара мечеть (т.е. мечеть Сардара), построенная от имени Шах Аббаса, находится в полуразрушенном состоянии, во дворе ее живут несколько семейств армянских беженцев. 

После того как в 1864 году русские войска перестали использовать Иреванскую крепость в качестве военно-фортификационного сооружения, историко-архитектурные памятники крепости, в том числе мечети «Сардар» и «Аббас-Мирза», подверглись серьезным разрушениям. В начале XX века в мечети «Сардар» были размещены армянские беженцы из Турции. В период советской Армении мечеть «Сардар» была снесена по частям и на ее месте были построены жилые дома.

Мечеть «Раджаб паша»

После того, как османские войска в 1724 году вновь завоевали Иреван, турецкий полководец Раджаб паша осуществил ряд мер, направленных на развитие города. По его приказу в 1725 году в Крепости была возведена новая мечеть, названная в его честь. Эта мечеть имела форму правильного параллелепипеда и сферический купол, она была УК­ра­шена геометрическим орнаментом в восточном стиле. После захвата  1 октября 1827 года русскими войсками Иревана, с купола мечети «Раджаб паша» на следующий же день были сняты полумесяц со звездой, а на их место был водружен крест. Был также установлен церковный  колокол, и, таким образом, мечеть «Раджаб паша» превратилась в православную церковь. Впоследствии в ее внешнем виде были произведены изменения: к фасаду были добавлены цилиндрические столбы, кровля была покрыта, и, таким образом, мечеть приобрела вид христианского храма. На картине художника Франца Рубо, посвященной взятию Иреванской крепости, на переднем плане изображена мечеть «Раджаб паша» с минаретом. На заднем плане картины видна мечеть «Сардар», находя­щаяся недалеко от Ханского дворца. Превращенная в православную церковь, мечеть «Раджаб паша» в 30-х годах XX века, в ходе проведения кампании «Безбожники» по борьбе с религией, была стерта с лица земли.

В 1906-1911 гг. городским техником Б.Я. Меграбовым был составлен план города Иреван и список архитектурных памятников города. Б.Я. Меграбов зарегистрировал в городе 8 мечетей, и привел их названия: Мечеть Тепебашинская,Мечеть Шахарская (Залхана), Мечеть Сартиб, Гёй мечеть (Голубая мечеть), Мечеть Гаджи-Гусейн Али-хана, Мечеть Гаджи-Новруз-Али-бека, Мечеть крепостная, Мечеть Демирбулагская и Мечеть Гаджи Джафара.

Армянский исследователь М. Гаспарян указывает, что в конце XIX века – начале XX века из существующих в Иреване мечетей: Гёй мечеть (Голубая мечеть), мечеть Гаджи Гусейна, мечеть Шахарская (Залхана) находились в квартале Старый город (Шахар), мечеть Тепебашинская – в одноименном квартале, а мечети Гаджи-Новруз-Али-бека, Гаджи Джафара и Демирбулагская – в квартале Демирбулаг.  В период правления армянского дашнакского правительства, созданного в 1918-1920-х гг. на исторической территории Азербайджана, а также в первые годы существования советской Армении, в мечетях «Сардар», Тапабашинская, Сартиб, Гаджи-Новруз-Али-бека были размещены армянские беженцы из Турции. В 1924 году после утверждения генерального плана Иревана, в первую очередь, начался снос находящихся в центре города историко-архитектурных памятников, принадлежащих азербайджанцам, в том числе и мечетей. На месте снесенных памятников началось строительство населенных кварталов, площадей и парков.

Гёй мечеть (Голубая мечеть)

В документе 1949 г., который хранится в Государственном Архиве Азербайджанской Республики, отражены сведения о наличии 15-ти азербайджанских архитектурных памят­ников, зарегистрированных на территории Армянской ССР. В этом документе даны сведения о наличии в Иреване 4-х мечетей: указано время их постройки, а также назна­чение этих мечетей. В документе также указывалось, что мечеть Залхана была построена в 1649-1685 гг., Гёй мечеть – в 1776 году, мечеть Сардара – в 1807-1817 гг., а мечеть Гаджи Джафара – в XVIII веке. 

Все путешественники и исследователи, описывающие в своих трудах Иреван, в первую очередь, упоминали Гёй мечеть, которая как по своим масштабам, так и по красоте являлась самым величественным архитектурным памятником города. Строительство Гёй мечети, считавшейся редким образцом восточного зодчества, началось в 1760 году, а завершилось в 1765 году, в период правления Гусейнали хана.

Армянский историк Татевос Акопян в своей книге «История Иревана», ссылаясь на епископа Эчмиадзинской церкви Ованеса Шаххатунянца, писал: «Минарет и одна часть купола мечети были выложены голубым фаянсом. Основные постройки находились в южной и северной частях территории мечети. По краям же были расположены вспомогательные постройки и кельи. Во дворе мечети был сооружен небольшой бассейн, вымощенный массивными камнями.

Известный британский путешественник и географ Генри Линч совершил путешествие в Иреван дважды: в 1893-1894-х гг. и в 1898 г. В книге, посвященной описанию этих путешествий, и изданной в Лондоне в 1901 г., Г. Линч упоминает о Гёй мечети, мечети Гаджи Насруллы-бека (в других источниках, Гаджи-Новруз-Али-бека) и мечети Шехер, находившихся в татарских (азербайджанских) кварталах города. Он также дал подробное описание Гёй мечети, включил в свою книгу фотографии ее фасада, минаретов и бассейна, находившегося во дворе.

По сведениям армянских авторов, в 30-е гг. XX в., было принято решение о сносе всех мечетей города Иреван и, только благодаря большим усилиям известного армянского поэта Егише Чаренца, Гёй мечеть, которую он называл «Голубым бриллиантом», была превращена в музей и тем самым спасена от полного уничтожения. С 1936 года в здании Гёй мечети располагался музей истории города Иреван. После войны в Гёй мечети расположился музей природы, а с 1952 года, для любителей астрономии, в малом молебном зале стал функционировать Планетарий. В 1991 году после того, как Армения приобрела независимость и установила дипломатические отношения с мусульманскими государствами, возникла необходимость в том, чтобы Гёй мечеть вновь стала функционировать в качестве мечети. Вначале, в 1991 году из мечети переехал музей природы, а в 1994 году из комплекса мечети переехал музей истории. В 1995 году был подписан договор между Ираном и Арменией, по которому правительство Ирана взяло на себя все затраты по реконструкции Гёй мечети. Реконструкционные работы были поручены иранскому благотворительному фонду «Бунйад-е Мустазафан и Джанбазан» («Ветераны и шехиды войны») и завершены в 2006-м году. Реконструкционные работы были проведены лишь в юго-западной и северной частях комплекса мечети. Реконструкции подверглись 24-х метровый минарет Гёй мечети, 28 келий, библиотека, большой зал, купол и двор. В настоящее время, официальные лица Армении представляют зарубежным гостям Гёй мечеть как «фарсидскую мечеть».

Мечеть Залхана

Мечеть Шахарская или Залхана находилась в квартале Иревана под названием Старый город, который располагался между кварталами Гала (Крепость) и Тепебаши. Шахарская мечеть, по величине, была меньше Гёй мечети, но в красоте ей не уступала. По сведениям Г. Линча, на фасаде Шахарской мечети арабским алфавитом, на турецком языке, была вырезана дата завершения строительства – 1098 год хиджры, т.е 1687 год по христиан­скому летоисчислению. Таким образом, становится ясно, что Шахарская мечеть была пос­тро­ена после землетрясения 1679 года. 

По сведениям исследователей, мечеть Залхана или Шахарская, находилась в центре города Иреван, на территории, которая ныне называется Площадь Республики. В 1928 году большой зал Шахарской мечети была снесен, и на его месте был построен отель «Ереван». В 1999 году отель был реконструирован и стал называться «Golden Tulip Hotel Yerevan». В относящемся к 1949 году документе, хранящемся в Государственном Архиве Азербайджанской Республики, есть сведения о том, что мечеть Залхана использовалась в качестве выставочного зала. Назначение медресе мечети Залхан, которое состояло из двухэтажного здания и многочисленных келий, после Второй мировой войны было изменено. В настоящее время в его здании расположен выставочный зал Дома художников.

Мечеть Тепебашинская

Минарет мечети, расположенной в населенном квартале Тепебаши, в 1960 году раз­рушился. В настоящее время в мечети, толщина стен которых составляет 1,5 метра, в ком­нате имама, проживает армянская семья. В окрестности мечети находилась чайхана, в которой мусульмане собирались на чаепития. В настоящее время и этой чайханы уже не существует. Во дворе и в окрестностях мечети армяне понастроили самостроек. По некоторым сведениям, эту мечеть построил член Иреванской городской управы, потомок ханского рода, Аббасгулу хан Иреванский. Его дом также находился в этом квартале. Несмотря на то, что в настоящее время дом Аббасгулу хана почти разрушен, армяне все еще называют его «Домом хана».

Мечеть Демирбулагская

В начале XX века в Демирбулагском квартале, где проживали исключительно азербайджанцы, были зарегистрированы три мечети: мечеть Гаджи-Новруз-Али-бека, мечеть Гаджи Джафара и мечеть Демирбулагская. Так как Демирбулагская мечеть располагалась недалеко от моста через реку Гедар, ее также называли мечетью Керпюгулагы. Две из этих мечетей стали жертвами репрессий 1930-х годов и генераль­ного плана города Иреван. До 1988 года единственной действующей мечетью в Иреване оставалась, построенная Гаджи Музаффар агой мечеть, известная как Чатирли. Надпись на фасаде указывала на завершение строительства мечети в 1327 году хиджры, т.е. в 1909 году по христианскому летоисчислению. Минарет у мечети отсутствовал. Вместо него на крыше мечети была сооружена квадратная площадка, высотой 1,5-2 м, на которой построена открытая беседка, окаймленная железными решетками. 

После того как в феврале 1988 года в Нагорном Карабахе поднял голову армянский сепаратизм, в Иреване начались беспрерывные митинги. 23 февраля 1988 года армянские бандиты подожгли в Иреване Демирбулагскую мечеть и азербайджанскую среднюю школу № 9 им. М. Ф. Ахундова. Впоследствии, чтобы скрыть следы пожара, стены Демирбулагской мечети были закрашены. Это было сделано с целью демонстрации зарубежным журналистам добрых намерений армян по отношению к азербайджанцам.

Американский исследователь Роберт Куллен в своей статье, опубликованной в газете «The New Yorker» от 15 апреля 1991 года, посвященной его поездке в Иреван, рассказал о единственной действующей в городе азербайджанской мечети – Демирбулагской. Р. Куллен пишет, что, когда он был в Иреване, его друг однажды ночью повел его к дому № 22 на ул. Гнуни. За домом друг показал ему груду мусора и прошептал, что в то время, когда в Армении проживали азербайджанцы, на этом месте стояла их простая мечеть. Далее друг рассказал Р. Куллену, что во время погромов в Иреване и изгнания азербайджанцев из города, жившие по соседству армяне разрушили мечеть ломами, а затем бульдозерами сравняли ее с землей. 

Британский исследователь Томас де Вааль в 2000 году, во время поездки в Иреван, посетил место, описанное Робертом Кулленом. Томас де Вааль пишет: «У Иревана много тайн. Одна из них, как мне кажется, находится позади жилого высотного дома № 22 по улице Вардананц, недалеко от центральной площади. Узкая каменная лестница привела меня к небольшому пустырю в окружении поржавевших зеленых гаражей с грудой кирпичей и песка посредине. Я был почти уверен, что именно здесь когда-то стояла мечеть, которой пользовались иреванские азербайджанцы. Ей не посчастливилось: постройку (строение) не сочли «персидской» (здесь автор под «персидской мечетью» имеет в виду «отреставрированную» Гёй мечеть –) и снесли.

Слухи о разрушении армянской церкви в Баку распространялись целенаправленно, чтобы на армянский манер оправдать полное уничтожение оставшегося на территории Армении культурного наследия азербайджанцев. По прошествии более 20 лет, с начала военной агрессии Армении против Азербайджана, единственная в Баку армянская церковь не толь­ко не была разрушена, а охраняется государством как историко-архитектурный памят­ник.

По свидетельствам азербайджанцев, покинувших Иреван в 1988 году, на улице Нар-Доса, недалеко от нынешней французской школы, находилось святое место (пир) коренных иреванцев – «Оджаг Хазрата Аббаса». Внутри этого огороженного Оджага (оджаг – место и различные предметы, почитаемые как святые и чудотворные) находился черный камень. Не только азербайджанцы, но и армяне, попавшие в затруднительную ситуацию посещали этот Оджаг, загадывали желания и, уходя, оставляли свои приношения. При строительстве школы им. Нар-Доса, городское руководство решило снести этот Оджаг. Но после того как на голову экскаваторщика, разрушающего Оджаг, неожиданно упал камень и он умер, разрушительные работы были приостановлены и территория была огорожена. В насто­ящее время и от этого Оджага не осталось и следа.

Еще одним азербайджанским историко-архитектурным памятником в Иреване является медресе, находящееся на улице Туманяна, за площадью, ныне носящей имя А.Сахарова, а ранее носившей имя М. Азизбекова. Видимо, когда-то существовавшая на этом месте мечеть, хоть и была разрушена, ее медресе, и по сей день, используется как жилой дом. Однако, по какой-то причине, это медресе не было включено в список историко-архитектурных памятников Иревана.

И действительно, не только на территории Иревана, но и в целом на территории государства, называемого Арменией, стремящегося представить себя международной обществен­ности цивилизованным государством, против историко-архитектурных памятников азербайджанцев и их материального наследия, в полном смысле этого слова был учинен культурный геноцид.

В 2007 году армянское правительство представило Совету Европы список находящихся на территории страны и охраняемых армянским правительством мест поклонений, принад­лежащих религиозным и национальным меньшинствам, а также список архитек­турных памятников. В этот список были включены Гёй мечеть, расположенная по адресу ул. Месропа Маштоца, 12 и названия мечетей, расположенных по адресу ул. Хорхрдарани, 40. В указанном списке Гёй мечеть была представлена как иранская мечеть. Тем не менее, как видно из продемонстрированной фотографии, в настоящее время от Сардарского мечети-комплекса осталась лишь одна маленькая часть, стена шириной 2-3 метра и высотой 3-4 метра. На ее территории строительная компания «Qlendale Hills» построила 14-этажный 18-блочный комплекс.

Таким образом, фрагменты развалин, расположенных в Иреванской крепости, Сардарской мечети-комплекса, которую европейские и русские путешественники, и исследователи называли величественным и редким образцом зодчества, являются явным проявлением враждебного отношения «культурных» армян к культурному наследию азербайджанцев, являющихся коренными жителями этих территорий, а также ярким примером армянского вандализма.

Армянское государство должно ответить за полное уничтожение принадлежавших азербайджанцам мечетей и других религиозных мест поклонения не только в городе Иреван, но и на всей территории нынешней Армении.

Мавзолей Эмир Саада

Единственным сохранившимся в городе Иреван и его окрестностях историческим и архитектурным памятником, принадлежащим азербайджанцам, является мавзолей Эмир Саада недалеко от города, в селе Джафарабад, на дороге Ереван-Эчмиадзин. Офи­циаль­ные круги Иревана называют этот средневековый мавзолей «Туркменским мавзолеем», точно также Голубую мечеть в Иреване после ремонтно-реставрационных работ они называют  “иранской” или “персидской мечетью”.

Цель армян ясна: после претворения в жизнь политики этнической чистки против азербайджанцев на территории современной Армении, являющейся исторической  азербайджанской землей, стереть с лица земли исторические и архитектурные памятники, принад­лежащие им и, если это не представляется возможным, изменить их названия, чтобы запутать следы истории.

Название села Джафарабад, входящего в состав административно-территориального деле­ния Зангибасарского (Масисского) района, постановлением Президиума Верховного Совета Армянской ССР от 4 апреля 1946 было переименовано на Аргаванд, а название села  Гёйкумбет было переименовано на Геханист. В селе Гёйкумбет находилось клад­бище предводителей рода Саадли, входящего в состав племенного объединения, извест­ного под именем Кара-Коюнлу. На этом кладбище было несколько усыпальниц и только одна из них – мавзолей Эмир Саада, сохранилась до наших дней.

Мавзолей Эмир Саада был построен в 1413 г. Пир Хусейном, сыном Эмир Саада, одним из эмиров Кара-Коюнлу. Еще при жизни Эмир Саада зéмли под его властью назывались Чухур-Саад, т.е. впадина Саада. В подчинении Чухур-Саадского эмиратства были зéмли ныне находящиеся на территории современной Турции: территория (в то время называлась Сурмели), охватывающая равнинную часть провинции Игдыр и долина горы Арарат. В период управления Пир Хусейна в состав эмиратства входил город Карс и прилегающие к нему территории.

По словам армянского историка A.Д.Папазяна, название Чухур-Саад впервые упоми­нает­ся в армянских источниках в документе по купле-продаже от 1428 г., который хранится в Матендаране. В этом документе, относящемся к купле-продаже села Учкилсе (Вагар­шабад, ныне Эчмиадзин) отмечается, что село Учкилсе одно из сел района Карпи, который находится в Чухур-Саадской области страны Азербайджан. В этом документе cос­тавленном на арабском языке свидетели называют себя «саади».

Предводитель племенного объединения Кара-Коюнлу, Кара Юсиф в 1406-м г., т.е. через год после смерти Эмир Теймура одерживает победу над его внуком  Абу Бакири в Чухур-Сааде и вынуждает его бежать. Этим завершается власть тимуридов. Кара Юсиф поручает управление территорией новому предводителю рода Саадли Эмир Сааду. В 1411 г. Эмир Саад умирает. Через два года после смерти Эмир Саада, т.е. в 1413 г., Пир Хусейн пос­троил этот самый мавзолей над могилой отца. Особенность, отличающая этот памятник от других средневековых памятников в том, что он был построен не из кирпича, а из местного красного туфа. Видный исследователь истории азербайджанского зодчества профессор Леонид Бретаницкий совместно с Г.Елкиным, Л.Мамиконовым и Д.Мотисом провел в 1939 г. измерительные работы в мавзолее Эмир Саада. Л.Бретаницкий отметил, что гробница эмир Саада является своеобразным «переводом» кирпичной архитектуры гробницы Момине-хатун в каменные архитектурные формы.

Первая часть текста представляет собой  256-й стих 2-суры Корана – так называемый престольный стих, который встречается на многих мусульманских гробницах. Во второй же, основной, части текста говорится: «Сию святую куполообразную гробницу повелел пос­троить величайший и превосходнейший, наделенный благородством и добрым нравом, опора царей и султанов, прибежище убогих и отверженных, покровитель мудрецов и жаждущих знаний, вспомоществователь нищих и страждущих, сын преданного своему государству Эмир Саада Пир-Хусейн. Да пребудет чистой земля покойного и милосердного душой Эмир Саада, отправившегося в объятия наимилосерднейшего. Да продлится его справедливое правление. В царствование великого царя, наищедрейшего хакана, царя царей Востока и Запада, опоры государства и веры Пир-Будак хана и Юсуф нойана, – пусть господь сделает их власть вечной, – 816 год, 15-ое число мирного месяца раджаб». По современному летоисчислению эта дата приходится на 11 октября 1413 года.

Позиция армян такова, чтобы все исторически памятники принадлежащие азербайджанцам, преподнести как «фарсидский», «туркменский», «монгольский» и этим скрыть истинных хозяев этих памятников. В настоящее время гробницу, найденную на улице Абовяна, включили в список исторических памятников охраняемых властью Армении под именем «монгольского памятника».

Карта «туркменского памятника» была разыграна руководством Армении также и во время официального визита нового президента Туркмении Гурбангулу Бердимухаммедова в Иреван. 28 ноября 2012 г. в Большом концертном зале им. Арама Хачатуряна, сос­тоялась презентация трех книг Гурбангулу Бердимухаммедова, изданных на армянском языке, («Полет небесных скакунов», «Туркменистан» и «Туркменистан – край исце­лений») и совместный концерт мастеров искусств двух стран. На следующий день глава Туркменского государства посетил Мавзолей Эмир Саада в селе Джафарабад, где президенту наглядно показали как армяне охраняют «туркменский памятник». Умилен­ный такой «заботливостью» армян по отношению к мусульманским памятникам, президент Туркмении подписал несколько договоров о сотрудничестве в различных сферах, не представляющих особого геополитического или экономического значения для его государства. Гурбангулу Бердимухаммедов также заявил, что Туркмения намерена экс­пор­тировать Армении электрическую энергию.

Память азербайджанского государства Каракоюнлу – Мавзолей Амир Саада – был включен в список исторических памятников, охраняемых властью Армении под наз­ванием «мавзолей, принадлежащий семье туркменских эмиров».

 

Источник: Назим Мустафа Город Иреван, Баку-2013